Франц Рубо. Гвардейские полки отражают атаки французской кавалерии при Бородино

Сегодня в России многим кажется, что историю нужно спасать от фальсификаций – от идеологических манипуляций, искажений, «переписывания». Жизнь постоянно дает новые поводы об этом задуматься – от ставших уже привычными споров о содержании учебников истории до, например, попыток пересмотра трагической истории урочища Сандармох. Политические силы пытаются монополизировать право на интерпретацию событий прошлого в публичном поле. И в поисках правды, исторической истины публика уповает на факты, апеллирует к тому, что установлено точно. Но исторические факты – не совсем то, что под этим понимают сейчас российская широкая публика и многие мои коллеги-историки. Для многих из них история неприкосновенна, а любой новый взгляд воспринимается как покушение на священные устои. Защита от манипуляций есть – но это не крепость из железобетонных фактов, не подлежащих пересмотру, а система производства научного знания, в которую встроен механизм коллективного контроля качества.

Что такое факты

Владимир Ильич Ленин в свое время проводил различие между фактами и оценками, которые, в свою очередь, он делил на «буржуазные» (ложные) и «марксистские» (правильные). В письме Михаилу Покровскому (будущему советскому академику), с похвалой отозвавшись о его книге «Русская история в самом сжатом очерке», вождь предложил дополнить ее хронологическим указателем, «чтобы не было верхоглядства», чтобы учащиеся «знали факты». Требование «знать факты» соответствует позитивистской парадигме, характерной для рубежа XIX-XX веков. Тогда она доминировала и удивительным образом объединяла профессионалов и публику. Считалось, что историки, подобно физикам и химикам, с помощью своих методов добывают фрагменты действительности – объективные и очень конкретные знания, которые и называли фактами. Они не зависели от настроения ученого, от того, с какой ноги он встал и каких придерживается убеждений – его работа, как считалось, состоит только в том, чтобы их увидеть и зафиксировать. И затем, со временем из этих «кирпичиков» возводится чудесное здание, наша история, и этот храм строится раз и навсегда.