Праздник новогодней елки в Колонном зале Дома Союзов в Москве, 1973 год. Фото: РИА Новости

Праздник новогодней елки в Колонном зале Дома Союзов в Москве, 1973 год. Фото: РИА Новости

США переживают серию предрождественских скандалов. Неделю назад на фестивале во Флориде появился человек, который стал кричать оказавшимся поблизости детям, что «Санта Клауса не существует». На него жаловались родители, но полиция заявила, что повода вмешаться не было. В Техасе несколько человек, протестовавших против «лжи по поводу Санта Клауса», устроили пикет возле церкви, где проходило мероприятие для детей. В Нью-Джерси отстранили от занятий учительницу, заявившую детям 6–7 лет, что Санта Клауса не существует – так же, как Пасхального кролика и Зубной феи.

Это вызвало ответную реакцию. Мэр из Техаса предупредил критиков, что «с Сантой лучше не связываться». Директор школы из Нью-Джерси извинился перед родителями. Посетительница фестиваля во Флориде заявила, что люди, разоблачающие Санту, «портят всем праздник и лишают детей ощущения волшебства».

Санта Клаус, Дед Мороз и другие аналогичные персонажи – устойчивая часть новогодних и рождественских традиций. В США, по данным социологов, в них верят около 85% детей, и эта цифра не особенно изменилась за последние десятилетия. В России, согласно опросу ФОМ, проведенному несколько лет назад, более 60% респондентов заявили, что верили в Деда Мороза в детстве, 55% признались, что поддерживают эту веру и в своих детях тоже.

Почему эта традиция так устойчива? И есть ли основания у тех, кто ее критикует?