Владимир Путин в больнице в столичном поселке Коммунарка, 2020 г. / kremlin.ru

На неделе пандемия в России продолжила ставить антирекорды — игнорируя (во всяком случае пока) решение о введении локдауна в Москве, Санкт-Петербурге и целом ряде других регионов страны. К выходным федеральная статистика заражений превысила 40 тысяч заболевших, а к воскресенью — вплотную приблизилась к 41 тысяче. Количество новых смертей от COVID-19 также существенно возросло — до 1160 в сутки. Напомним, что все это только данные оперштаба, которые независимые эксперты отказываются воспринимать всерьез и которые, как уже было не раз, могут существенно увеличиться в более поздних отчетах Росстата.

Накануне статведомство сообщило, что за сентябрь в стране умерли 201 945 человек (у приблизительно четверти на момент смерти был диагностирован коронавирус). Это на 18,3% превышает показатели аналогичного периода прошлого года. Независимый демограф Алексей Ракша прогнозирует в ноябре 120–140 тысяч избыточных смертей — что дает в сумме свыше 260 тысяч умерших.

«Все это абсолютные рекорды за всю послевоенную историю. Уже нет никакого шанса, что по итогам года число смертей окажется ниже 2,4 млн (скорее, 2,45+), а естественная убыль — меньше миллиона (скорее, 1,05+). Часть шкал на всех графиках смертности приходится переделывать, меняя масштаб, чтобы жуткие цифры октября и ноября влезли», — написал эксперт на своей странице в Facebook. / «Если подход властей к борьбе с Covid-19 радикально не изменится, мы можем ожидать новых волн инфекций. Изоляция должна быть реальной, строгой и длиться несколько недель, как в Латвии, а не "нерабочие дни" за счет работодателей», — в комментарии для Bloomberg добавил Ракша.

Преодолев рубеж в 40 тысяч официально зараженных в сутки, Кремль как будто начал проявлять повышенную активность. Руководителям профильных министерств и ведомств пришлось срываться с места. Президент Путин лично, опережая председателя правительства, отправил чиновников в командировку по стране (хотя сам при этом воздерживается от лишних перемещений). Ленты информационных агенств наводнили сообщения вроде:

«Президент Владимир Путин поручил министру здравоохранения Михаилу Мурашко и его заместителям отправиться в регионы, где складывается наиболее критическая ситуация с коронавирусом».

Или:

«Руководитель Росздравнадзора Алла Самойлова и ее заместители выехали для оказания методической помощи в Республики Татарстан и Удмуртия, Владимирскую и Белгородскую области».

Министр здравоохранения Михаил Мурашко / kremlin.ru

Вопрос: что изменит вся эта запоздалая суета? Михаилу Мурашко, возглавившему Минздрав в начале прошлого года, уже приходилось «наводить порядок» на местах. В конце октября 2020-го министр направил своего заместителя в Омскую область для разрешения кризиса с нехваткой коек— в переводе на ведомственный язык, «для аудита ситуации с организацией медицинской помощи гражданам и настройки маршрутизации пациентов». Эффект? На неделе двоих жителей региона в тяжелом состоянии в течение десяти часов не могли принять в больницах из-за нехватки коек, из-за чего областному правительству пришлось публично пообещать экстренные меры по наращиванию коечного фонда. Или взять, например, Свердловскую область, где нарекания Мурашко и проверки Росздравнадзора, показавшие из рук вон плохую организацию процесса, летом 2020-го привели к отставке руководителя местного Минздрава. Прошло больше года — но область по-прежнему среди самых проблемных территорий, где, по словам вице-премьера Татьяны Голиковой, «наиболее критическая ситуация со смертностью, госпитализацией и долей тяжелых больных, находящихся на искусственной вентиляции легких».

Такие вещи лишний раз демонстрируют, сколь искусственным и ненадежным оказался ковидный федерализм в условиях временного ослабления путинской вертикали. Уже поползли слухи, будто Кремль теряет терпение и дал губернаторам две-три недели на то, чтобы «сбить волну заболеваемости и нарастить темпы вакцинации». В то же время нет никаких гарантий, что возвращение к более привычной административной модели позволит немедленно обуздать эпидемиологический кризис. Неоднозначность положения в какой-то мере передает вывод вышедшего на неделе аналитического доклада «Губернаторы в зоне уязвимости: база устойчивости и факторы риска», подготовленного Агентством политических и экономических коммуникаций:

«Сложная эпидемиологическая обстановка и необходимость для губернаторов решать сопутствующие управленческие задачи может в отдельных случаях ускорить перестановки в руководстве ряда регионов, но также и мотивировать Кремль на проведение более осторожной кадровой политики. Поэтому кадровые решения в отношении глав субъектов Федерации с проблемным багажом могут быть приняты не в конце 2021-го, а в первые месяцы 2022 года».

Расчет, вероятно, на то, что к этому сроку, как выразился однажды телеведущий Александр Мясников, недолго проработавший руководителем информационного центра оперштаба, вирус «выдохнется и отвалится». Других, заслуживающих доверия прогнозов у них для нас нет. В свежих Хрониках госкапитализма:

Госпредпринимательство. «Не надо ждать, когда предприниматель придет к нам с запросом»