UWC college Dilijan - школа, построенная Рубеном Варданяном и Вероникой Зонабенд вместе с партнерами в Дилижане (Армения)

UWC college Dilijan - школа, построенная Рубеном Варданяном и Вероникой Зонабенд вместе с партнерами в Дилижане (Армения)

Фото: UWC Dilijan/YouTube.com

Недавно инвестиционный банкир и филантроп Рубен Варданян вместе с соавтором Нунэ Алекян выложили в открытый доступ свою не изданную пока книгу «На перекрестке», над которой работали несколько лет. Рукопись, которую читатели могут рецензировать онлайн, содержит сценарии для Армении и рассеянного по миру армянского сообщества в меняющемся на глазах мире (траектории этих изменений авторы тоже пытаются предугадать). «Для построения новой системы в каком-то смысле я уже эмигрировал в будущее и работаю в нём, стараясь изменить нынешнюю ситуацию через призму своего видения будущего», – поясняет в предисловии Варданян, который активно занимается социальными инвестициями в Армении в последние годы. Публикуем отрывок из этой работы.

Английский историк Эрик Хобсбаум называл XX век «коротким», ограничивая его 1914 и 1991 годами. Таким образом, он указывал на Первую мировую войну, глобальный международный конфликт – в том числе и идеологический, – как на точку отсчета. И действительно, если XIX век был эпохой зарождения массовых политических идеологий и временем очередного витка мировой глобализации, то XX столетие оказалось временем яростного противостояния доминирующих идеологий – пиком этого противоборства стала Холодная война (1946–1989). В свою очередь итальянский экономист и социолог Джованни Арриги считает XX век «долгим». В своей одноименной книге «Долгий двадцатый век» он утверждает, что очередной виток шестисотлетней истории капитализма характеризовался сдвигом гегемонии в Нью-Йорк в 1870-х годах и постоянным стремлением максимизировать доход от торговых экспансий при одновременной концентрации капитала через максимизацию прибыли. Арриги утверждает, что этот виток, начавшийся в последней четверти XIX века, сегодня вошел в свою терминальную стадию. Неважно, был ли XX век «коротким» или «длинным», для нас важно то, что на всем его протяжении, впрочем, как всегда в истории человечества, развитие шло через конфликт и противостояние. Однако мы считаем, что в новом столетии базисные составляющие противостояния прошлого исчерпывают себя.

Речь идет о том, что ход всей второй половины XX века определяло противостояние государств, опиравшихся на капиталистическую и коммунистическую идеологии, каждая из которых рисовала свой образ будущего. Разрушение биполярной системы в начале 1990-х поначалу было воспринято как исключительно позитивное явление. Некоторые даже поспешили поддержать Фукуяму в его видении «конца истории», посчитав, что эра постоянного либерального спокойствия, в которой не будет войн и конфликтов, уже началась.

Однако этого не произошло. Из биполярного мир на какое-то время сделался однополярным, но уже сегодня он трансформируется в многополярный. Количество и концентрация проблем в стремительно глобализирующемся мире продолжает возрастать, а доверие к привычным политическим платформам и идеологиям, неспособным предложить системных и долгосрочных решений, продолжает падать как в демократиях, так и в автократиях. В результате в большой политике все чаще возникают популистские или радикальные проекты. Это происходит повсеместно – даже в наиболее развитых и благополучных странах на первый план выходят те силы, которые раньше существовали на обочине политического процесса. И они уже могут похвастаться тем, что одерживают верх над традиционным политическим истеблишментом: Дональд Трамп победил в США, брексит – в Великобритании, получают все больше голосов «Альтернатива для Германии» и движение «Пять звезд» в Италии, в Восточной Европе поднимаются евроскептики, националисты и популисты.

Каждый новый всплеск популизма расшатывает устои сложившейся в XX веке политической системы. Популизм резко сужает пространство для открытых и честных дебатов, примитивизирует картину мира, затрудняет прагматичный диалог и осложняет процесс поиска конструктивных и долгосрочных решений. Позиция части общества становится маргинальной, а во главе радикальных политических проектов встают всё более и более непримиримые и нетерпимые лидеры.

Это безрадостная картина, особенно еще и потому, что популистские проекты, завоевавшие симпатии большинства избирателей, вскоре, мы уверены, начнут демонстрировать свою неспособность решать системные проблемы как на глобальном, так и на локальном уровне.