Карл V, император Священной Римской империи (портрет работы неизвестного художника). "Габсбургская челюсть", характерная для многих царственных особ Европы XVI–XVIII веков — результат многих поколений близкородственных династических союзов

Карл V, император Священной Римской империи (портрет работы неизвестного художника). "Габсбургская челюсть", характерная для многих царственных особ Европы XVI–XVIII веков — результат многих поколений близкородственных династических союзов

Современному человеку, воспитанному на теории эволюции, удобно представлять историю жизни в виде более или менее гладкой дороги от простого к сложному, по которой неумолимо катится эволюционная колесница. Эту ясную картину несколько смазывают два внезапных загадочных скачка, которые мы наблюдаем в самом начале и где-то ближе к концу этого процесса.

Первая такая загадка – как бы внезапное возникновения многоклеточной жизни в ходе «кембрийского взрыва» полмиллиарда лет назад. Вторая загадка – появление сложного сознания, а в конце концов и его наиболее изощренной формы – человеческого разума. Совсем недавно мы публиковали отрывок из книги британского палеобиолога Мартина Брезиера, в которой рассказывается о том, как наука постепенно раскрывает первую из этих тайн.

А сегодня представляем дебютную книгу эволюционного нейробиолога Николая Кукушкина «Хлопок одной ладонью» (только что вышла в издательстве Альпина нон-фикшн) – живую и остроумную попытку в очередной раз ответить на вечный вопрос: каким образом неживая природа смогла породить человеческий разум?

В отрывке из главы «Чего не сделаешь ради любви», который мы публикуем с любезного разрешения издательства, идет речь о ключевой проблеме жизни – соотношении и взаимовлиянии наследственности и свободной воли. Иными словами, что заставляет нас жить, двигаться совершать поступки… и размножаться?