Кадр из фильма «Слон» Гаса Ван Сента. Фото: HBO Films

Кадр из фильма «Слон» Гаса Ван Сента. Фото: HBO Films

14 декабря 2012 года 20-летний Адам Питер Лэнза четыре раза выстрелил в голову матери из винтовки у себя дома в Ньютауне, штат Коннектикут. Затем он направился к начальной школе «Сэнди-Хук» и совершил самое крупное по числу жертв массовое убийство в начальной школе в истории США за 85 лет. Лэнза оборвал жизни 20 детей и шестерых взрослых, ранил еще двоих, услышал звуки сирен и выстрелил себе в голову. Бойня в «Сэнди-Хук» обострила дискуссию о контроле за огнестрельным оружием, но одновременно поставила еще более болезненный вопрос из области психиатрии и философии: что заставляет подростков и молодых людей атаковать школы – места, которые считались оплотом безопасности и дисциплины?

Установить мотивы Лэнзы не удалось – ничто в биографии юноши не объясняло столь жестокую атаку. Известно, что за три года до бойни его родители развелись, а мать Адама владела целым арсеналом оружия – именно ее карабин, дробовик и пистолеты он использовал для убийств. Родственники и знакомые говорили, что парень был замкнутым, страдал от тревожности и любил видеоигры. В 2005-м у Лэнзы диагностировали синдром Аспергера – нарушение развития, симптомами которого являются проблемы с социализацией и неуклюжесть.

Задним числом легко подогнать эти маркеры под профиль Лэнзы и через них объяснить преступление. Однако очевидно, что подавляющее большинство замкнутых фанатов шутеров из неполных семей не становятся массовыми убийцами. Тогда как определить случай Лэнзы? Назвать его особо сложной формой психоза, проявлением мании величия, объяснить отсутствием базовых представлений о морали и нравственности? Дискуссия о причинах массовых убийств в школах и заблуждения относительно их причин навсегда изменили общество XXI века – они заставили по-другому отнестись к литературе, кино, играм, оружию, безопасности.