Иван Сафронов. Фото: Пресс-служба Московского городского суда/ТАСС

Иван Сафронов. Фото: Пресс-служба Московского городского суда/ТАСС

Когда в 1999 году первый президент Российской Федерации Борис Ельцин в поисках преемника сделал ставку на выходца из КГБ СССР, он предопределил будущее развитие страны. Постоянный поиск и конструирование врагов – а это теперь важная часть российской идеологии – естественная часть того мировоззрения, которое свойственно и Владимиру Путину, и многим людям из его ближайшего круга. Главный враг здесь, конечно, — предатель, шпион, изменник (не будем забывать про советские наработки). И если настоящих шпионов не хватает – их нужно придумать. Или построить такую законодательную базу, благодаря которой шпионом можно будет объявить любого неудобного для власти человека.

Ученые-«шпионы»

До 1999 года государственная шпиономания выражалась в единичных делах, преимущественно против ученых, которым предъявлялось обвинение в сотрудничестве с иностранными разведками. В 1994 году были арестованы директор по внешнеэкономическим связям АО «Специальное машиностроение и металлургия» Вадим Синцов и старший научный сотрудник 14-го НИИ ВМФ Моисей Финкель, получившие суровые наказания: оба в 1997 году были приговорены к 10 и 12 годам лишения свободы соответственно по только появившейся 275 статье УК РФ «Государственная измена».

В 1999 году таких дел становится значительно больше, правда, поначалу наказание смягчается. В июне 1999 года был арестован младший научный сотрудник Центрального научно-исследовательского института Министерства обороны РФ Сергей Авраменко по обвинению в попытке передать иностранным спецслужбам документы о новых видах вооружений. В 2000 году его приговорили к 4 годам лишения свободы за государственную измену.

Сразу несколько «шпионских» дел возникло на Тихоокеанском флоте. В июне 1999 года при обыске у выдающегося ученого, заведующего лабораторией ядерной океанологии Тихоокеанского океанологического института РАН Владимира Сойфера были найдены «документы закрытого характера». Суд отказал в возбуждении дела о разглашении гостайны в связи с преклонным возрастом подозреваемого, однако профессор настоял на рассмотрении дела судом, и 19 декабря 2000 года Приморский краевой суд оправдал его.

В августе 1999 года таможенники задержали аппаратуру, направлявшуюся в Китай в рамках контракта по исследованиям того же Тихоокеанского океанологического института. Руководителю лаборатории акустических шумов Владимиру Щурову было предъявлено обвинение в контрабанде, экспорте военных технологий и разглашении государственной тайны. В 2003 году его приговорили к 2 годам лишения свободы условно по части 1 статьи 283 УК РФ «Разглашение гостайны».

В 1997 году по подозрению в государственной измене был задержан корреспондент газеты Тихоокеанского флота «Боевая вахта» Григорий Пасько. В июле 1999 года Тихоокеанский флотский военный суд переквалифицировал обвинение на превышение должностных полномочий и приговорил Пасько к 3 годам лишения свободы, освободив его в зале суда по амнистии. Этот приговор был обжалован в Военной коллегии Верховного суда РФ обеими сторонами: сам Пасько стремился добиться своего полного оправдания, обвинение — наказания за государственную измену. Новый суд состоялся в 2001 году, журналист был признан виновным в государственной измене в форме шпионажа и приговорен к 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

Самым резонансным «шпионским» процессом, начатом в 1999 году, оказалось дело ученого Сутягина. В октябре 1999 года в отношении заведующего сектором военно-технической и военно-экономической политики отдела внешнеполитических исследований Института США и Канады РАН Игоря Сутягина было возбуждено уголовное дело по ст. 275 УК РФ. Его обвинили в передаче разведке США секретных сведений о новейших вооружениях. Сутягин не отрицал, что передавал иностранным гражданам некоторые сведения о России, однако заявлял, что брал информацию только из открытых источников. В 2004 году коллегия присяжных Мосгорсуда единогласно признала Сутягина виновным, и на основании этого вердикта суд приговорил его к 15 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. В 2010 году Россия обменяла Игоря Сутягина и еще троих заключенных, отбывающих наказание по делам о шпионаже: Александра Запорожского, Сергея Скрипаля (впоследствии отравленного «Новичком») и Геннадия Василенко — на десятерых провалившихся российских агентов, выдворенных из США.