Схиигумен Сергий (Николай Романов) после заседания епархиального суда Екатеринбургской епархии. Фото: Вова Жабриков / URA.RU / TASS

Схиигумен Сергий (Николай Романов) после заседания епархиального суда Екатеринбургской епархии. Фото: Вова Жабриков / URA.RU / TASS

26 июня в Екатеринбурге должно состояться второе заседание епархиального церковного суда над схиигуменом Сергием Романовым, запрещенным в служении из-за крайних проявлений ковид-диссидентства. На первое он пришел, зачитал заготовленную речь и ушел, не ответив на вопросы. О природе конспирологического диссидентства в РПЦ, влиянии бюрократов и харизматиков в церкви и возможных путях развития скандала с отцом Сергием рассказывает антрополог Жанна Кормина.

Согласно распространенному мнению, Русская православная церковь фактически выполняет роль государственной церкви в России. Тем удивительнее, что именно она стала основным источником непослушания и ковид-диссидентства во время введения местными администрациями карантинных мер против эпидемии коронавируса. Монастыри продолжали принимать паломников, священники продолжали вести службы. Многие священнослужители заражались и даже погибали, но другие не прекращали служить. В некоторых монастырях переболели все насельники – например, в Верхотурском мужском. Состоялся и знаменитый Великорецкий крестный ход в Кировской области в начале июня, пусть без официального разрешения церковных властей и с гораздо меньшим количеством участников, чем обычно. Сотни людей без масок в сопровождении нескольких священников прошли этот длинный многодневный путь, не заботясь, конечно, о соблюдении дистанции.

Почему подобное непослушание оказалось возможным? Дело в слабости светской власти или силе церкви? Или в чем-то другом?