Фото: pixabay.com

Фото: pixabay.com

В Европе и США в научных проектах участвуют миллионы непрофессионалов, которые приносят пользу на миллиарды долларов. В России гражданской науки почти нет. Но 1 октября запустился портал «Люди науки», призванный изменить ситуацию. Журнал «Будущее» на платформе Republic познакомился с этим проектом и поговорил с его основателями.

Птицы, галактики и гробница Чингисхана

Десятки миллионов человек во всем мире, настоящая невидимая армия, делают что-то для науки на добровольных началах (и бесплатно). В 2015 году было подсчитано, что в одних только проектах по изучению биоразнообразия ежегодно участвует до 2,3 млн волонтеров, генерируя вклад в размере до $2,5 млрд. Например, на платформе iNaturalist зарегистрировано более 1 млн пользователей, вместе они добавили почти 42 млн наблюдений о различных организмах по всему миру. Эти данные открыты, и их используют не только ученые, но и, например, политики – при принятии природоохранных решений. В проекте eBird, созданном орнитологами Корнелльского университета, ежегодно генерируется по 100 млн новых наблюдений за птицами.

Конечно, волонтеры участвуют не только в биологических проектах. Zooniverse, самая популярная в мире площадка для развития гражданской науки, где сейчас представлены темы от археологии до криминалистики, начиналась с проекта классификации галактик по снимкам Galaxy Zoo. Сотни тысяч его участников, непрофессиональных астрономов, за несколько лет работы классифицировали 125 млн фотографий галактик, открыли новый тип «галактик-фасолин» и несколько других интересных объектов; всего об этом вышло 66 научных статей. Команда из 10 ученых, работая по 8 часов в день, потратила бы на эту работу 28,5 года!

В другом исследовании тысячи онлайн-волонтеров искали гробницу Чингисхана, обследовав 6 тысяч км2; в результате было проведено 55 раскопок. В проекте iSeeChange пользователи со всего мира наблюдают за изменениями погоды в течение нескольких лет, их отчеты при поддержке NASA и NOAA (Национального управления океанических и атмосферных исследований США) синхронизируются с данными спутников и наблюдениями климатологов, чтобы отслеживать изменение климата на всей планете. В проекте UK Cancer Research полмиллиона пользователей мобильных приложений анализировали снимки клеток молочной железы, находя среди них раковые.

Таких проектов тысячи по всему миру, и они, как мы видим, помогают решать самые важные задачи. Неудивительно, что гражданская наука на Западе активно поддерживается как правительствами, так и НКО и частным бизнесом. На поддержку программы NASA Cooperative Open Online Landslide Repository (онлайн-платформа для отправления данных об оползнях по всему миру) было выделено около $186 тысяч. В Британии на программу поддержки гражданской науки Open Air Laboratories (OPAL) власти взяли из фонда гослотереи 17 млн фунтов стерлингов, в результате им удалось привлечь к программе полмиллиона граждан. Свои платформы для развития научного волонтерства, поддерживаемые государством, есть в Германии и Испании. Грант в размере $1,8 млн на расширение проекта GalaxyZoo до мультиплатформы Zooniverse выдал Google.

А что в России?

Хотя волонтеры помогают ученым делать больше исследований в условиях ограниченных бюджетов – что в России, казалось бы, актуально, – в стране гражданская наука пока что развита гораздо меньше, чем на Западе. Это на собственном опыте ощутила Альфия Максутова, руководитель проекта «Люди науки», когда несколько лет назад пришла работать редактором на научно-популярный портал oLogy.

«Меня пригласили туда писать именно о гражданской науке. Но оказалось, что на практике ее в стране очень мало. Есть “Флора России”, археологические экспедиции, работа в заповедниках, проекты в орнитологии – и это почти все, – говорит Альфия. – Я начала буквально с холодных звонков: обзванивала один за другим вузы и институты РАН, объясняла, что такое гражданская наука, и спрашивала “Нет ли у вас чего-нибудь такого?” Иногда объяснение затягивалось на полтора часа».

Находить темы для материалов все же удавалось. В некоторые проекты требовались не просто испытуемые, но и активные волонтеры-исследователи. «Например, по нашей просьбе Полина Огородникова из СПбГУ ходила с палеонтологами, как она сама говорила, копаться в девонской грязи, и написала очень интересную статью о том, как она искала древности в болотах под Санкт-Петербургом, – вспоминает Альфия. – Потом у нас был очень классный репортаж про то, как другая девушка искала микоризу в кедрачах под Томском. Были хорошие тексты из археологических экспедиций». В результате рубрика «Участвовать», посвященная гражданской науке, стала на портале одной из самых популярных.

Фото: Санкт-Петербургский государственный университет

Поняв, насколько это интересно и важно, Альфия решила создать портал, на котором российские ученые и волонтеры могли бы находить друг друга, чтобы делать совместные проекты. На это она попыталась получить президентский грант, однако сделать это удалось не с первого раза и только после объединения усилий с Ассоциацией коммуникаторов в сфере науки и образования (АКСОН).

Вот как пишет об этом у себя в фейсбуке исполнительный директор АКСОНа Александра Борисова:

После прошлогоднего III Форума научных коммуникаторов России Григорий Тарасевич (основатель и главный редактор научно-популярного журнала «Кот Шредингера». – Republic) <…> познакомил меня с Альфией Максутовой. Оказалось, что мы горели одной идеей, поэтому решение штурмовать Фонд президентских грантов было принято вместе. <…> Сначала мы выиграли грант (до этого у АКСОНа было три неуспешные попытки, впору опустить руки), а теперь у нас есть российский портал научного волонтерства «Люди науки».

Размер президентского гранта, выделенного на проект, составил почти 8 млн рублей.

Достижения и планы

Портал «Люди науки» начал свою работу 1 октября. Для начала на нем было размещено 20 проектов, например, «Российский школьный близнецовый регистр», который выясняет, как генетика и среда влияют на успешность обучения по разным школьным дисциплинам. Куратор этого проекта – редакция самого портала, участвуют в нем Томский государственный университет и Психологический институт РАН.

«Для первых проектов мы информацию собирали сами. Но сейчас платформа уже заработала, и ученые сами могут добавлять на нее проекты. Несколько таких проектов сейчас находятся на модерации», – рассказала Максутова. По данным Google Analytics, за первую половину октября портал посетили почти 6 тысяч пользователей, зарегистрировалось 248.

«Люди науки» не только размещают у себя на портале проекты ученых, но и делают с партнерами свои собственные. Первый из таких, «Яблоки по науке», стартовал 3 сентября: в течение двух месяцев школьники из разных регионов собирают данные о том, какие сорта яблок там растут, для Института генетических ресурсов растений им. Вавилова. Информацию по школам распространило Российское движение школьников (РДШ), собирать данные помогло Российское географическое общество. «Для тестового проекта было достаточно много наблюдений. Он показал, что есть перспектива, – так оценивает результаты Максутова. – В ближайшее время мы хотим запустить еще 10 проектов, сейчас ведем об этом переговоры с учеными».

Фото: ВИР им Н.И.Вавилова

Портал не только сводит ученых с волонтерами, но и популяризирует гражданскую науку – для этого на нем публикуются научные новости и рассказы волонтеров, уже принимавших участие в исследованиях. Продвигается идея, что научное волонтерство – это не что-то запредельно сложное; что это интересно и здесь есть свой фан. Не зря на лого портала – надутая резиновая перчатка, атрибут многих любительских химических опытов.

Для ученых «Люди науки» сейчас готовят электронную методичку, которая будет называться «Как сделать проект для научных волонтеров». Ее планируется максимально широко рассылать по научным учреждениям страны. Одна из целей – донести до ученых, что такие проекты могут быть не слишком трудозатратными и при этом приносить большую пользу.

«Потенциал огромный: в стране живет 140+ млн человек, и среди них много заинтересованных, – говорит Альфия. – Российской науке, экономике и обществу в целом гражданская наука могла бы принести большую пользу. И вот наша маленькая команда что-то пытается с этим делать, стучась в двери к ученым, к людям, к финансирующим организациям, и что-то уже получается. Впереди огромный путь, но потенциально это может быть очень значимая история для нашей страны».

Мнения экспертов

Анна Оглоблина, выпускница химфака МГУ, менеджер по продукту BostonGene; волонтер и координатор фандрайзинга в научном исследовании свертывания крови при COVID-19 под руководством профессора Фазли Атауллаханова:

Проектная модель работы набирает популярность: люди с нужными компетенциями объединяются для решения задачи и расходятся, когда оно найдено. На мой взгляд, такие порталы позволяют внедрить проектный подход и в науке, где на данный момент в основном работают сложившимися научными группами. Я верю, что в будущем ученые смогут объединяться в научные коллективы более свободно, чем это происходит сейчас.

Этот портал, скорее, не про объединение ученых между собой, а про привлечение заинтересованных людей к научным исследованиям. Часть проектов позволяет принять участие в формате испытуемого, часть проектов требует выполнения несложных манипуляций с данными. Это здорово, особенно для школьников и студентов, так как они смогут раньше самоопределиться с тем направлением науки, в котором им интересно.

Евгения Ефимова, старший научный сотрудник лаборатории нейробиологии и молекулярной фармакологии Института трансляционной биомедицины СПбГУ:

Я считаю, что, конечно, нужно развивать научное волонтерство в России, потому что у нас это гораздо меньше представлено, чем на Западе. Я вижу несколько областей, где оно может быть полезно.

Во-первых, популяризация науки. То, что обычные люди могут выполнять научную работу и чувствовать сопричастность к процессу получения новых знаний, – это важно, потому что так ученые перестают быть какими-то людьми, которые сидят в башне из слоновой кости и непонятно чем там занимаются.

Во-вторых, для ученых тоже есть несомненная польза: им часто бывает очень полезна помощь непрофессионалов. Лично я занимаюсь нейрохимией, и в таких исследованиях научное волонтерство не очень применимо, их должны делать опытные квалифицированные профессионалы. Но, например, мои коллеги, которые изучают процессы, происходящие в человеческом мозге, находятся в постоянном поиске добровольцев для электрофизиологических исследований или фМРТ.