Занятия йогой в лагере в Ахмедабаде. Фото: Amit Dave / Reuters

В январе в Санкт-Петербурге начался суд над программистом и последователем одной из ветвей индуизма Дмитрием Угаем – его обвиняют в незаконной миссионерской деятельности за чтение лекции о йоге в рамках фестиваля индийской культуры. Это первый широко обсуждаемый случай применения правил «миссионерской деятельности», введенных в рамках «пакета Яровой» в июле 2016 года (закон №374-ФЗ). Теперь мы можем реально оценить этот закон – понять, какими оказались его последствия и насколько широко при желании его можно использовать на практике.

Выступление Угая заявлялось как лекция о философских основах йоги, проходило в популярном в городе пространстве «Этажи» и записывалось на видео. Через 40 минут после начала сотрудники полиции остановили выступление и задержали Угая. Позже выяснилось, что еще до проведения лекции на нее пожаловался правоохранителям незнакомый Угаю бдительный гражданин Наиль Насибулин.

Сам Насибулин объяснил, что борется с сектами по личным причинам: от него ушла жена, забрав ребенка, и их расставание Насибулин связал с ее вступлением в некую секту. В итоге Насибулин занялся поисками следов работы сект в интернете и стал писать на них жалобы. В частности, ему удалось выявить нарушение решения Роскомнадзора о блокировке сайта свидетелей Иеговы и добиться его закрытия. С фестивалем йоги пришлось проявить двойную настойчивость: сначала Насибулин жаловался в прокуратуру, но та не отреагировала. Тогда гражданин отправился в отделение полиции, где предъявил и разъяснил правоохранителям новый «закон Яровой».