Согласно прогнозам, по итогам 2017 года рынок киберспорта должен составить почти $700 млн. И если раньше турнирами по видеоиграм в основном интересовались подростки, то сейчас в эту сферу вливают сотни миллионов долларов крупные бренды, компании и инвесторы. Для геймеров устраиваются турниры, в которых победители после нескольких игр могут стать миллионерами. Спортивные клубы создают собственные команды по киберспорту, чтобы привлечь еще больше фанатов, а про переходы известнейших игроков из одной команды в другую пишутся новости, как о трансферах в футболе. Продюсер киберспортивного направления Mail.ru Group Иван Возняк уверен, что индустрию ждет большое будущее – ее нужно выводить в офлайн для массовой аудитории. В разговоре с Republic он сказал, с чем можно связать популярность киберспорта, как на нем можно заработать и что его ждет в будущем.

– По последней статистике, например, в США молодые люди (в возрасте от 18 до 25 лет) предпочитали смотреть киберспорт, а не традиционные виды спорта или ТВ-шоу. Что это значит?

– Если реально сопоставлять, то пока спорт ненамного популярнее киберспорта. Но факт остается фактом – для молодежи это уже культура. Впрочем, в США для людей постарше, которым 35 и больше, это тоже культура, так как они начали раньше играть. То шоу, которое предоставляют киберспортивные индустрии, намного круче тех, что можно увидеть при просмотре традиционных видов спорта. Есть некоторые исключения – это NBA и Лига чемпионов. С керлингом не сравнить, хотя и он тоже кому-то интересен. Надо отдать должное спорту, потому что он двигается в том же направлении: идет в онлайн, делает шоу.

Киберспорт очень доступен. Онлайн продолжает захватывать умы пользователей, поэтому киберспортивные трансляции будут продолжать смотреть, для молодежи это совершенно нормально. Ни для кого не секрет, что киберспорт конкурирует за внимание людей, например, с кино. Мне кажется преждевременным говорить, что кто-то кого-то победит. Скорее всего, и то и другое изменится так, что будет более острая борьба за внимание аудитории. А она растет, потребления информации все больше и больше. Но в конечном итоге все должно как-то стабилизироваться.

@widget type=r@widget type=reference id=111efe@widget type=reference id=111rence id=111@widget type=reference id=111@widget type=reference id=111@widget type=reference id=111

– Зачем кому-то смотреть, как кто-то другой играет в игру?

Исследование аудитории говорит, что те, кто смотрит стримы, делают это ради обучения: им нравится, как профессионалы исполняют те или иные элементы в игре. А для половины аудитории это способ развлечься. Это то же самое, что посмотреть вечером футбол с пивом. Но есть одна оговорка: человек может только в воображении перенести себя на место футболиста, который играет на крупном стадионе. А в киберспорте достаточно запустить игру, и ты уже на этой карте, у тебя есть соперники и тиммейты. Пусть даже на тебя не смотрят миллионы, но условия будут те же.

– Можно ли киберспорт назвать спортом? Вот, например, олимпийская чемпионка Исинбаева считает, что увлечение играми – это огромная проблема подрастающего поколения, дети «все в этом кибер-кибер-кибер…».

– А другие сидят в спортивном зале и не выходят оттуда. Если воспринимать спорт как соревнование в равных условиях равных людей, то да, киберспорт – это спорт. Есть соревнование, есть платформа, игра. Люди в равных условиях соревнуются, кто из них лучше, кто лучше думает, кто быстрее соображает, кто из них правильно ставит цели между собой. Это спорт как он есть, потому что у людей есть тренировки, режим, они разбирают тактики, соперников. Анализируют очень огромное количество данных, чтобы на соревнованиях, когда на кону большой призовой фонд и чемпионский титул, показать высокий уровень. Сказать, что эти люди не спортсмены, было бы сложно. А кто они? Просто игроки, которые поиграли в приставку? Нет, они готовились к этому несколько месяцев.