Сергей Кириенко и Владимир Путин. Фото: kremlin.ru

Сергей Кириенко и Владимир Путин. Фото: kremlin.ru

В результате плавных изменений, происходивших в России в течение последних двух лет, страна оказалась на пороге качественно иной политической реальности. За эти два года Владимир Путин стал превращаться из безусловного лидера, возвышающегося над политической системой, в нишевого политика. Его электоральная база существенно превышает чью-либо еще, однако за пределами этой базы его позиции заметно ухудшаются. Июньско-июльский плебисцит – отчаянная попытка остановить эту тенденцию блицкригом. Какими будут итоги плебисцита и как на них повлиять? Для ответа на этот вопрос следует сначала разобраться с тем, какие цели он преследует.

Точка консервации

Множество исследований так или иначе показывают усталость россиян от внешнеполитической повестки, отсутствие ясного проекта будущего для страны, локальный рост демократической активности и разочарование в Путине после высоких ожиданий выборов-2018 (которые также фактически были плебисцитом). Показательно, что эпидемия COVID-19 не повлияла существенно на эти тенденции. Так, в опросах общественного мнения продолжает постепенно расти разрыв между спонтанным рейтингом Путина (28% – ответ на открытый вопрос с просьбой указать политиков, которым респондент доверяет) и его плебисцитарным рейтингом (68% – ответ на прямой вопрос о доверии Путину).

Самая неприятная для Путина новость состоит в том, что его базовый электорат приобретает хорошо оформленные границы – это старшие и особенно пожилые возрастные группы (особенно женщины); чиновники и военные. Собственно, и прежде именно эти категории обеспечивали Путину результаты выборов при почти полном безразличии всех остальных. Однако теперь эта индифферентность и молчаливое раздражение сменяются мягкой оппозицией. Разрыв в оценках Путина и его ключевых инициатив между старшей возрастной группой (55+) и всеми остальными растет и постепенно превращается в пропасть. Размер действительно лояльной Путину аудитории – около 35–40%, это те, кто не просто использует телевизор в качестве канала новостей, а как правило, не использует ничего другого. Сегодня Путин превращается в президента бабушек. Дойдя до пенсионного возраста сам, он уверен в том, что страну должен контролировать он и его друзья-пенсионеры, которые регулярно с удовольствием признаются, что ментально продолжают жить в позднем Советском Союзе.

Завершение этой трансформации будет для Путина фатальным. Как плебисцитарный лидер, он не умеет и не собирается участвовать в конкурентной политике – он не может иметь 35% против 30% у оппонента. Как только Путин лишится премии, которую получает безусловный лидер (в виде тех, кто ходит не «выбирать президента», а «голосовать за президента»), он немедленно потеряет и лояльность аппарата. Он может быть либо единственным, либо никаким.