Тюрьма и право      о тюрьме и праве

Суд как игра в рулетку

Уже сейчас можно было бы остановить массовые посадки в тюрьму ни в чем неповинных людей, потому что невиновные в тюрьмах появляются не по причине ошибок следствия и суда, а «назначаются» системой
Скопируйте код в ваш блог. Форма будет выглядеть вот так:
 5 7 285 экспорт в блог
В минувший вторник мне удалось окончательно выскочить из жерновов нашей «правоохранительной» системы, когда областной суд кассационной инстанции оставил в силе оправдательный приговор.

Казалось бы, я должен орать: «Да здравствует наш суд, самый справедливый суд в мире!». Но, на самом деле, к сожалению, это не так. И поскольку я еще полтора года назад был совершенно иного мнения о нашем правосудии, хочу здесь предостеречь тех, кто еще ни разу «не привлекался».

Забудьте о том, что существует справедливый суд и что вас могут оправдать. Если сказать коротко, то суда в высоком понимании этого слова у нас нет вообще. То, что есть – это часть карательной системы, цель которой – посадить в тюрьму как можно большее число людей. Надеяться на «справедливое решение» нельзя, потому что оправдательные решения наносят правоохранительной системе материальный ущерб. Суды, которые показывают по телевидению, часто вводят в заблуждение неискушенных зрителей. На самом деле, судья сильно боится, что вышестоящий суд отменит его оправдательный приговор, а после неоднократной отмены судью могут дисквалифицировать. Вынести оправдательный приговор для судьи – это подвиг, совершив который, он не спит по ночам, ему мерещится решение кассационной коллегии суда вышестоящей инстанции, отменяющее его приговор.

Считаю, что областной суд оставил мой оправдательный приговор в силе только потому, что о моем деле доложили президенту, оно обсуждалось в Государственной Думе и широко освещено в федеральных СМИ. В суде кассационной инстанции областного суда коридор был битком набит людьми, судьбы которых решались в течение 15 минут. За время судебного заседания судьи едва успевали понять, кого судят и по какой статье. Вникнуть в суть дела никто даже не пытался – на это не было времени. Все делали серьезный и умный вид, чтобы создать иллюзию мудрости и справедливости судебного решения. Как принять решение в такой спешке – мне непонятно. Уверен, что, на самом деле, решение либо выносится заранее, кулуарно, из конъюнктурных соображений, либо путем бросания монеты – «орел или решка»?

Больше всего меня удивило, что никто из «правоохранителей» не соблюдает принцип презумпции невиновности. Не соблюдают до такой степени, что это считается даже чем-то неприличным – соблюдать Конституцию РФ (ст. 49). В моем деле вопрос стоял так: «Нужно приложение к лицензии или нет?» Так вот, государственный обвинитель доказывал, что приложение «может быть», вместо того, чтобы доказать, что оно требуется законом. То есть у нас, вопреки Конституции, на практике действует принцип презумпции виновности, а обвиняемый должен доказывать свою невиновность.

Отсутствие независимого суда – главный порок нашей судебной системы. Справедливый суд мог бы остановить милицейский беспредел, коррупцию, заказные уголовные дела и т.п. Уже сейчас можно было бы остановить массовые посадки в тюрьму ни в чем неповинных людей, потому что невиновные в тюрьмах появляются не по причине ошибок следствия и суда, а «назначаются» системой. «Был бы человек, а статья найдется».

Если ребенку никогда не говорить «нельзя», он просто не сможет понять, «что такое хорошо и что такое плохо». То же самое случилось с работниками правоохранительной системы – очень долго на их беспредел суды закрывали глаза, а обвиняемые боялись жаловаться, чтобы не было еще хуже. Поэтому работники правоохранительной системы потеряли способность чувствовать границы допустимого.

В заключение хочу добавить, что готов подписаться  под каждым словом Михаила Ходорковского, потому что мой опыт общения с этой системой говорит о том же.
Следите за обновлениями Slon.ru в вашей социальной сети: ВКонтакте или Facebook.
 5 7 285 экспорт в блог
ТЕГИ:  Государственная Дума ФС РФ Медведев Дмитрий Право Россия Ходорковский Михаил