Александр Петриков специально для «Кашина»

Чего скрывать – мы, старые антинавальнисты, испытываем теперь некоторое моральное удовлетворение, наблюдая за тем, как Алексей Навальный ссорится даже с той частью журналистского сообщества, которая до сих пор либо была ему лояльна, либо относилась к нему нейтрально. Навальный стреляет себе в ногу, Навальный закапывает себя, Навальный включил режим самоуничтожения – многие сейчас так говорят, и даже если отфильтровать от говорящих ту публику, которая на борьбе с Навальным сделала самые впечатляющие и самые позорные карьеры, все равно останется много хороших и честных журналистов и наблюдателей, которые, выбирая между Навальным и Голуновым (неожиданно ставшим хедлайнером противостояния с журналистской стороны), выберут, конечно, Голунова, а не вот этого сектантского фюрера. Это все понятно и не очень интересно – в том числе читающим этот текст.

Что интереснее и важнее. Нынешний Навальный и пехотинцы Навального (среди которых стоит выделить знаменитого Владимира Милова, предлагающего журналистам повторять за ним: «Навальный прав. Мы позволяем себе слишком много соглашательства. Это лишает нас права претендовать на моральный авторитет») для многих из тех, с кем они спорят, настолько отвратительны, что их отвратительность позволяет пренебречь их возможной правотой. Это даже не парадокс, это нормальная человеческая реакция. Представьте себе, например, что вы вор-карманник, и вот в переполненном вагоне метро вы аккуратненько вытаскиваете из кармана стоящего впереди пассажира его кошелек, а рядом стоит телеведущий Соловьев, который видит, что вы делаете, и строго говорит вам, что кошельки воровать нехорошо. Ваша реакция? Очевидно, вы пошлете телеведущего Соловьева к черту, и стыдно вам ни за что не будет, потому что ну, он задолго до вашей встречи в метро зарекомендовал себя так, что прислушиваться к его критике просто невозможно. Проблема в том, что вы не перестанете быть вором-карманником.

Вот так и с Навальным. Если вы журналист, то вы и так давно знаете, что перед вами забронзовевший самодовольный фюрер. И ваши коллеги и друзья тоже это знают. Поэтому, что бы вам ни сказал Навальный, вы пошлете его к черту, и никто из коллег и друзей вам не возразит. Потому что про Навального и так все ясно.

Но значит ли это, что все так же ясно и про вас? По секрету: нет.