К философу-практику Эндрю Таггарту часто обращаются предприниматели из Кремниевой долины, решившие изменить свое отношение к успеху. Согласно его теории, гонка за продуктивностью приводит к одержимости, а работа занимает чрезмерное место в жизни современного человека. В своем эссе он рассуждает о том, что это следствие исторических процессов – внедрения буржуазных ценностей, вытеснивших идеалы аристократов и духовенства. С разрешения Таггарта приводим адаптированный перевод текста.

Погоня за продуктивностью похожа на религию. У нее есть верховные жрецы – гуру по оптимальному использованию времени, эксперты по лайфхакам, тренеры по продуктивности. Есть свои догмы – приложения, утилиты, памятки и так далее. Есть миллионы последователей – неофиты, слушатели курсов и идеологи. Попробуйте набрать «как стать более продуктивным» – поисковик выдаст около 40 млн результатов.

Во всем этом есть очевидная странность. Продуктивность – достаточно банальная цель. Культурные идеалы прошлого более масштабны – вспомните подвиги Ахилла, мастерство государственного управления Солона, благочестие Фомы Аквинского, красоту симфоний Бетховена. Почему для нас таким идеалом стала продуктивность? И почему мы ищем способы ее увеличить?

Есть простые объяснения. Некоторые говорят, что завалены работой и хотят это изменить («Мы просто безумно заняты»). Другие признают, что им доставляет «огромное удовлетворение», закончив работу, вычеркнуть строчку из списка дел. Третьи жалуются, что им не хватает времени, что у них много обязанностей и что, если повысить продуктивность, это освободит время для того, чем они хотят заниматься сами. «Время – ограниченный ресурс, надо распоряжаться им разумно», – говорят они.