Самодельный мемориал памяти Эшли Бэббит. Фото: Yuri Gripas/ ABACAPRESS.COM / TASS

Самодельный мемориал памяти Эшли Бэббит. Фото: Yuri Gripas/ ABACAPRESS.COM / TASS

Журнал «Будущее» на платформе Republic, помимо прочих материалов, с самого начала своего существования публикует пересказы (и с разрешения правообладателей – переводы) интересных и дискуссионных статей и колонок, дополняя их другими данными. Выбор материалов для пересказов – на усмотрение редакции. Все гиперссылки на оригинальные тексты проставлены. Мнения, представленные в статьях, могут не совпадать с позицией редакции по тому или иному вопросу.

Напоминаем о «Пользовательском соглашении» и призываем комментаторов вести себя в рамках приличий. Нарушителей ждут санкции: от удаления комментариев до запрета оставлять их на платформе и лишения подписки. 

Одной из жертв события, получившего в СМИ наименование «штурм Капитолийского холма», стала 35-летняя ветеран ВВС США Эшли Бэббит. Праворадикальные платформы незамедлительно превратили женщину из «домашних террористов» (выражение Джо Байдена) в «символ американского патриотизма», заявив, что она чуть ли не половину своей жизни защищала родину и погибла за свои убеждения во время «прямого действия».

Традиционно считается, что среди правых радикалов преобладают мужчины – эту точку зрения подкрепляет наличие разнообразных ультраправых групп по всему миру, включая скандально известных Proud Boys. Несмотря на то, что на фото- и видеодокументации событий в Капитолии преобладают белые мужчины, Бэббит – не исключение из правила или какая-то «аберрация», утверждает в статье для издания The Conversation социолог из Университета Йорка Кэтрин Стинтон, изучающая деятельность женщин в праворадикальных объединениях. Даже в самых жестоких и маргинальных группах женщины присутствуют – пусть и в меньшинстве.