Жители Вены приветствуют Адольфа Гитлера, март 1938. Фото: Bundesarchiv / CC-BY-SA, CC BY-SA 3.0 / Wikipedia

Жители Вены приветствуют Адольфа Гитлера, март 1938. Фото: Bundesarchiv / CC-BY-SA, CC BY-SA 3.0 / Wikipedia

12 февраля 1938 года канцлер Австрии Курт Шушниг прибыл в Берхтесгаден, резиденцию Адольфа Гитлера в Баварских Альпах. Там он два часа слушал монолог разъяренного фюрера, который требовал амнистировать австрийских нацистов, назначить их лидера Артура Зейсс-Инкварта министром внутренних дел и включить НСДАП в правительственную коалицию. В случае отказа Гитлер угрожал немедленной военной интервенцией.

Шушниг подчинился, но 9 марта неожиданно объявил о проведении плебисцита. В нем жителям предлагалось ответить на единственный вопрос: «Желаете ли вы иметь свободную и немецкую, независимую и социальную, христианскую и собственную Австрию?» На бланках при этом размещался только положительный вариант ответа. Возмущенный столь вероломной попыткой сорвать его планы, Гитлер приказал войскам быть готовыми в течение двух суток перейти границу.

Большую часть вечера 11 марта председатель Рейхстага, рейхсминистр авиации и уполномоченный по реализации четырехлетнего плана Герман Геринг провел в телефонных переговорах. Он в ультимативной форме потребовал, чтобы Шушниг уступил пост канцлера Зейсс-Инкварту, а правительство сформировали заново, распределив управление министерствами между членами НСДАП.

«Отправляйся к президенту и скажи ему, что если известные тебе условия не будут немедленно приняты, войска, которые уже стоят на границе или неподалеку, получат приказ сегодня же ночью начать продвижение по всему фронту, — инструктировал Геринг Зейсс-Инкварта. — Тогда Австрия перестанет существовать».

Добившись отставки Шушнига, новый нацистский канцлер отправил телеграмму следующего содержания:

Временное австрийское правительство, видя свой долг в установление спокойствия и порядка в стране, настоятельно просит поддержки германского правительства, чтобы избежать кровопролития. Мы просим как можно скорее прислать в Австрию немецкие войска.

Нацисты продемонстрировали выдающееся умение манипулировать людьми и обстоятельствами, запугивать, обманывать, терроризировать и подтасовывать факты. Теми же методами они пользовались, когда с помощью лжи, провокаций, насилия и обещаний установили в Германии диктатуру. Аналогичными способами они добивались подчинения чужих территорий в дальнейшем. Однако именно Австрия стала первой страной, которая под влиянием агрессивной внешней политики германских властей вошла в состав рейха.

Когда Вторая мировая война закончилась поражением Германии, а территорию альпийских и дунайских рейхсгау заняли союзники, Австрию официально признали жертвой нацизма.

Изданный в 1946 году сборник законов, документов и статистических выкладок под названием «Красно-бело-красная книга» приводился в качестве решающего доказательства: Австрию, как и многие другие европейские государства, оккупировали и силой присоединили к Третьему рейху. Его составители из министерства иностранных дел уверяли, что в действительности 70 процентов австрийцев не просто не поддерживали аншлюс, а с отвращением относились к гитлеровскому режиму. Семь лет под гнетом Германии, как утверждалось, обернулись для страны культурной и гуманитарной катастрофой.

В последующие годы против официальной позиции регулярно выступали политики, независимые исследователи и очевидцы тех событий. Они критиковали доктрину о признании Австрии первой жертвой нацизма и утверждали, что на самом деле Остмарк, как ее называли в Германии, следует считать полноценным соучастником совершенных тогда преступлений. В качестве аргумента напоминали о том, что подавляющее большинство австрийцев положительно восприняли новости о присоединении к рейху. Они не оказали интервентам никакого сопротивления — наоборот, с энтузиазмом поддержали новую власть.

«Днем 12 марта, когда немецкие войска вошли в Вену, Гитлер задержался в Линце, где навестил могилу матери, — рассказывает историк Франсуа Керсоди. — На всех дорогах его приветствовали восторженные толпы местного населения. На следующий день после триумфального въезда в Вену фюрер объявил, что Австрия станет провинцией «великого немецкого рейха». Франция и Великобритания ограничились скромными заявлениями протеста, а большая часть населения превозносила фюрера до небес».

Бланк плебисцита 10 апреля 1938 года: «Согласен ли ты с произошедшим 13 марта 1938 года воссоединением Австрии с Германией и голосуешь ли за список нашего фюрера Адольфа Гитлера?», над большим кругом надпись «Да», над маленьким — «Нет». Фото: Wikipedia

По официальным данным, на организованном 10 апреля показном плебисците об аншлюсе за присоединение к Германии проголосовало 99,75% австрийцев. Многие не только догадывались об антигуманных установках нацистской идеологии, но и разделяли их. Такие люди активно участвовали в разграблении еврейских предприятий и погромах, но их, как и всех соотечественников, признали жертвами внешней агрессии. Возможно, именно попытки участников тех событий откреститься от ответственности и дистанцироваться от преступлений нацистов, еще на протяжении полувека мешали Австрии примириться с исторической травмой.