Новости Календарь

Нацбанк Казахстана снизил курс тенге к доллару. Чем должна ответить Россия?

Нацбанк Казахстана снизил курс тенге к доллару. Чем должна ответить Россия?
11 февраля 2014 года Нацбанк Казахстана решил снизить курс тенге к доллару примерно на 20%. Чем это вызвано и какова должна быть реакция России?


Названные причины и тайные мотивы Нацбанка Казахстана

Первой причиной Нацбанк Казахстана (НБК) назвал утечку капиталов из развивающихся стран в развитые из-за «сокращения количественного смягчения в США». Это стандартная мантра для подобных заявлений о девальвациях центробанков. Причинная связь именно с сокращением QE в США не очевидна, но факт перетока капитала в развитые страны сомнений не вызывает, давлению подверглись в январе многие развивающиеся страны.

Второй причиной НБК назвал падение российского рубля на 15% в течение 2013-го и января 2014 года, аккуратно ссылаясь в своем пресс-релизе на то, что «сохраняется неопределенность относительно обменного курса российского рубля». НБК пытается представить ситуацию так, что это – реакция Казахстана на агрессивное снижение рубля, ответный залп в валютной войне.

НБК не скрывает, что подвергся спекулятивной атаке в январе и в экономике сформировались высокие девальвационные ожидания, из-за чего для удержания курса НБК пришлось пойти на существенные валютные интервенции (размер не раскрывается). И эти интервенции НБК весьма не понравились.
В результате НБК отказался от поддержания курса тенге на уровне 145–155 тенге/доллар и снизил его до 185 тенге, что означает девальвацию примерно на 20%.

Все нулевые и десятые годы (за исключением всплеска конца 2008-го – начала 2009-го) курс тенге поддерживал паритет с рублем (19–21 руб./100 тенге). Другими словами, совместно с рублем укреплял свою нацвалюту к доллару.

А когда рубль начал падать в 2013-м и январе 2014-го, тенге, ориентирующийся на стабильность к доллару, отстал. В результате за 2013 год рубль упал к теньге на 5,4%, в январе – еще на 6,4%. Казахские экспортеры в Россию стали терять доходы, а импорт из России стал дешевле. Нацбанк Казахстана с помощью девальвации тенге решил исправить ситуацию. Заодно улучшить ситуацию и с остальными торговыми партнерами – Китаем, Европой и др.
Аналогичная ситуация и с другим партнером России по Таможенному союзу – Белоруссией. За прошлый год белорусский рубль полгода укреплялся, потом полгода падал, по итогам года все же упав на 3%. Но в январе 2014-го он укрепился сразу на 6,7%. Похоже, на очереди – девальвация «зайчика», со времени его последнего крупного падения к рублю прошло уже 2,5 года (22 октября 2011 года курс белорусского рубля упал к российскому в 1,5 раза, сейчас российский и белорусский рубли почти на том же уровне).


НабиИнтервенция

Россия имеет одну общую фундаментальную причину для девальвации национальной валюты с Казахстаном – ухудшение платежного баланса в прошлом году и в январе этого.

Но, в отличие от Казахстана, Россия имеет и дополнительную фундаментальную причину – стагнацию. Стимулирование экономического роста без девальвации рубля просто не сработает.

Казахстан является в принципе такой же монодержавой, торгующей нефтью и газом, как и Россия. Однако, стоит заметить, что «российская болезнь» – стагнация – его миновала. Рост ВВП составил очень достойные 6% за прошлый год при инфляции менее 5%. Ситуация в экономике выглядит очень здоровой. И тем не менее при появлении давления на тенге Нацбанк быстро пошел на достаточно резкую девальвацию.

Наконец, так же как и в Казахстане, у нас сформированы девальвационные ожидания, которые, впрочем, наш ЦБ не желает видеть в упор. В отличие от Казахстана, наш ЦБР упорно продолжает валютные интервенции.


Примечание: красная черта – вступление в должность председателя ЦБР Эльвиры Набиуллиной. 
Источник: ЦБ РФ

Вот ежедневные данные по валютным интервенциям ЦБ РФ за последние четыре месяца:

Источник: ЦБ РФ 

Как мы видим, Эльвира Набиуллина – последовательный валютный интервент. Она продавала валюту практически все время работы в роли председателя ЦБР. Всего (включая первую неделю февраля 2014-го) она продала около $31 млрд (имеются в виду чистые продажи – за вычетом покупок).

И эти продажи продолжаются ежедневно (за редким исключением) – в том числе всю прошлую неделю и в начале этой.

Чего стоят после этих графиков все заявления ЦБ РФ о «свободном плавании рубля»? Нет никакого свободного плавания, а есть жесткое давление крупнейшего игрока на рынке в сторону искусственного сдерживания падения рубля.

Эта односторонняя политика не имеет ничего общего со сглаживанием колебаний рубля (что является смыслом наличия валютных резервов у страны). Сглаживание колебаний предполагает чередование покупок и продаж валюты. У нас уже девятый месяц подряд идут последовательные продажи валюты во все возрастающих масштабах для сдерживания падения рубля.

Никаких валютных резервов не хватит для того, чтобы бороться со сложившимся макроэкономическим трендом – это как вычерпывать море ведром. Мы это видели с осени 2008-го по январь 2009-го и только что – в январе 2014-го. И увидим снова.

Очевидно, что если бы не это постоянное давление на рынок, курс нашей валюты уже упал бы в зону 37–38 рублей за доллар (сейчас – около 35 рублей). Зачем Набиуллина искусственно удерживает рубль от падения? Это настолько алогично, что становится уже труднообъяснимо.

Платежный баланс страны ухудшается, капиталы утекают, в экономике – стагнация. Девальвация – это нормальное, общепринятое лекарство от этих болезней (конечно, эффективность его разная, в зависимости от обстоятельств). Да, горькое лекарство, но любая мера в экономике кому-то выгодна, а кому-то нет, это нормально. То, что лекарство горькое – это совсем не причина его не употреблять.

Вот Казахстан не стал упрямиться и тратить валютные резервы – и девальвировал тенге, хотя его экономическая ситуация намного лучше, чем в России. А мы по-прежнему упираемся и не желаем видеть очевидного.

Конечно, можно найти много разных объяснений (от сглаживания колебаний курса до уверений в стерильном влиянии девальвации на рост ВВП) – но лично мне кажется, что главная причина одна-единственная. Опасение. Боязнь принятия решения. Стремление отложить его на потом. В точности все так и было осенью 2008 года. Любое непринятие своевременного решения в экономике – это взрыв в будущем.

Предыдущий материал

Кто топит рубль?

Следующий материал

Ольга Беленькая: «34,5–35 рублей за доллар к концу года»