Кадр из телефильма "Семнадцать мгновений весны"

Кадр из телефильма "Семнадцать мгновений весны"

Многие важные слова, точнее их значения, подвергаются со временем значительным мутациям. Следить за этим процессом всегда интересно и поучительно.

Необычайные приключения таких слов, как «фашизм», а также «фашист, фашисты», волей грозных и мрачных исторических обстоятельств ставших ключевыми и, главное, до конца не осознанными, впечатляют особенно.

Развесистый куст самых разнообразных, не всегда предсказуемых, иногда необычайно далеких друг от друга и совершенно вольных их значений расцвел на необозримых просторах нашего родного языка после войны и благодаря войне.

До войны, впрочем, тоже были «фашисты». И в повседневной речи, и в государственной внешнеполитической риторике, и в сатире, разумеется.

Но до Второй мировой войны фашистами называли именно фашистов, то есть сознательных носителей вполне определенной общественной и политической идеологии и практики.

Важно и существенно, что в те годы фашистами называли более или менее тех же, кто так называл себя и сам.

«Фашисты» в те годы были не более, а, может быть, и менее инфернальны, чем, например, «капиталисты» или «белоэмигранты». Сознательными врагами советской республики были различные недружественные соседи, называемые — в соответствии с классовой интернационалистской доктриной того времени — не «поляки» или «финны», а «белополяки» и «белофинны». Но были, конечно, и «фашисты». Сначала итальянские, потом — немецкие. С фашистами республиканцы и интербригадовцы воевали в Испании.

Интересно, что установившийся в Германии гитлеровский режим официально именовался национал-социалистическим, но в СССР его вольно переименовали в «фашистский». Видимо, считалось, что слово «социалистический» в названии недружественного режима могло ввести в заблуждение советского человека, занятого построением социализма в одной отдельно взятой стране. Я, послевоенный ребенок, узнал такие слова, как «национал-социализм» или «нацисты», уже в 60-е годы. Причем из переводной литературы.

Так было до войны.

Кадр из телефильма «Семнадцать мгновений весны»