Бесконтактное измерение температуры. Фото: Baidu

Бесконтактное измерение температуры. Фото: Baidu

Человечество сейчас переживает глубочайший кризис. По оценке израильского историка и философа Юваля Ноя Харари, возможно, самый масштабный кризис нашего поколения. И те решения, которые сейчас принимают люди и власти, сформируют мир, в котором нам придется жить, – это касается не только систем здравоохранения, но и экономики, политики и культуры.

Что делать нам? Действовать быстро и решительно, учитывая, разумеется, долговременные последствия наших действий. Мы должны постоянно задавать себе вопрос: каким станет наш мир после того, как буря стихнет? А она совершенно точно стихнет, человечество переживет пандемию, большинство из нас выживут – но мы окажемся в совершенно другом мире. Этой актуальной теме посвящена колонка Харари в свежем номере Financial Times.

Многие, казалось бы краткосрочные чрезвычайные меры грозят стать обыденностью. Такова, по мнению Харари, природа чрезвычайных ситуаций – они «перематывают» обычно медлительные исторические процессы. Решения, на которые в обычные времена могли уйти годы раздумий и обсуждений, сегодня принимаются за пару часов. Потому что альтернатива еще хуже.

Целые страны сегодня становятся подопытными кроликами в крупномасштабных социальных экспериментах. Что станет с экономикой, если все будут работать (и отдыхать) из дома? Что станет с образовательной системой, если все учебные заведения, начиная со школ, уйдут в онлайн? В нормальное время на такие эксперименты никто бы не отважился. Но сегодня времена иные.

В кризис перед нами встают два особенно важных выбора: первый – между введением полного наблюдения за всеми (как в тоталитарных режимах) и усилением влияния гражданского общества. Второй – между изоляцией на уровне государства и глобальной солидарностью. Какой выбор сделать нам?